М. (ary) wrote,
М.
ary

Легенды Гуся-Железного

Есть две причины, почему меня так сильно поразил и удивил поселок Гусь-Железный Рязанской области. Первая - это, конечно, огромная белокаменная Троицкая церковь, совершенно неожиданно откуда-то взявшаяся посреди совсем обыкновенной сельской глуши. А вторая причина - легенды, которые связаны с историей этого места. Почти случайно в одном из музеев Рязанской области нам попалась небольшая книжка, или даже брошюра, которая называется "Орлиное гнездо. Исторические очерки Л.П. Чекиной". Она написана в начале 1920-х годов и переиздана небольшим тиражом в 1990-м. Эти очерки мне просто ужасно понравились :) В посте буду цитировать их огромными кусками, иначе никак не получается :)

Photobucket Photobucket




Благодаря Троицкой церкви проехать мимо Гуся-Железного почти невозможно, ее видно издалека.

Photobucket


Она действительно огромна. К сожалению, не нашла нигде информации о ее высоте, так что придется судить по фотографиям.

Photobucket


Пока мы бегали вокруг церкви и фотографировали ее с разных сторон, сгустились тучи и пошел ливень. Поэтому фотографий самого поселка у меня почти нет...

Photobucket


Сначала мы прятались под козырьком и наивно ждали, что дождь закончится.

Photobucket


А потом немного исследовали окрестности из окна машины. Этот памятный знак снят сквозь сплошные потоки воды на стекле, но не сфотографировать его было никак нельзя, потому что именно с этим человеком, - Андреем Родионовичем Баташевым, - и связаны все местные легенды, о которых мне так хочется вам рассказать.
А.Р. Баташев - известный промышленник, который во второй половине XVIII века основал в этих местах железоделательный завод. А вокруг завода на берегу реки Гусь выросло поселение, которое стало называться Гусь-Железный.

Photobucket

И вот тут-то мы добрались до тех самых очерков Л.П. Чекиной. Начинаются они так:

"Если бы сатана был не поэтическим вымыслом, а существовал в действительности и вздумал бы воплотиться в человеческий образ, то, конечно, для своего воплощения он взял бы именно Андрея Родионовича Баташева."

Уже интересно, правда? :)) Тогда читаем дальше. Копирую некоторые избранные куски.

"За огромным, в два этажа, барским домом, разводился парк и сад, который еще при жизни Андрея Родионовича получил жуткое название «страшного сада». Посредине его был устроен «позорный столб», к которому привязывали «провинившегося» для наказания плетьми перед лицом всей дворни (надо полагать для назидания) - наказания, после которого часто убирали уже мертвое тело... У этого же столба по 2-3 дня морили голодом и жаждой привязанных, как собак, людей, а зимой часами держали босых и в одних рубахах..."

Стррашно? А это только начало.

"... Знали только дворовые, да заводские рабочие, что за барской усадьбой выстроена целая слобода для трехсот рабочих, которых барин привез откуда-то со стороны и видимо платил им большие деньги, так как жили они «гостями», но все же как-то чудно: дома ли, в кабаке, на гулянье, их можно было видеть только 150 человек, остальная же половина всегда отсутствовала.

Неизвестно кто был смельчак, решившийся выслеживать «барских рабочих», но все же скоро узнали, что ровно в полночь, 150 человек этих таинственных рабочих отправлялось к одной из башен, помещавшейся в задней стене парка и исчезала за ее дверями, а оттуда, один за одним, выходила другая половина и безмолвно рассыпалась по своим домикам. Долгое время напрасно старались допытаться от кого-нибудь из этих рабочих - куда они ходят ночами и что делают, но и от пьяных даже получали один ответ, что мол своя голова еще не надоела, а «с вашим барином шутки плохи», некоторые отвечали угрозой «доложить самому» о излишнем любопытстве дворовых, после чего всякие расспросы прекратились и эта сторона деятельности Баташева так и осталась бы скрытой от всех (он умел выбирать своих помощников и агентов) если бы и здесь, как не однажды бывало в истории - не замешалась женщина... Один из этих таинственных рабочих на великое свое несчастье без памяти влюбился в заводскую девку - Грушеньку, которая, как «истинная дочь Евы», поставила условием своей благосклонности то, чтобы он рассказал ей - где пропадает по целым суткам и что там делает?

Долго она клялась и божилась, что и попу на исповеди не проговорится - одна знать будет и сдался малый, все рассказал своей «разлапушке»... А немного времени спустя по всей округе пошла глухая молва о том, что в «подземных хоромах устроен монетный двор, где день и ночь «работаются червонцы» теми самыми рабочими, которых привез барин с чужой стороны. Конечно, все это говорилось шепотом, в темных уголках, но слишком видно хорош был слух у этого зверя и не только узнал он о том, что говорят, но дознались его сыщики и от кого этот слух пошел... В одну и ту же ночь пропали без вести влюбленный рабочий и болтливая Грушенька, никто так и не видал их после, только две ночи подряд проходившие случайно мимо господской усадьбы люди со страхом передавали, что откуда-то, точно из под земли, слышны были слабые, глухие стоны и крики, но такие страшные, «что волос дыбом становился»"


Вот такие страсти. Ну и еще кусочек для полноты картины:

"... Через несколько времени новый слух взволновал всю округу. В 10 верстах от имения Баташева, в дремучем лесу, был ограблен огромный обоз, везший товары из Касимова в Муром. Часть извозчиков была перебита, а часть успела разбежаться и спрятаться в лесу, пользуясь уже наступавшими сумерками. Добравшись еле живыми от страха до ближайшей деревни, они рассказывали, что их окружил целый отряд верховых всадников «в черных образинах» и стали стрелять по ним «из пищалей». Все спасшиеся удивлялись лошадям и всей амуниции нападавших - и на разбойников не похожи - точно войско какое!.. Никто ничего не смел сказать вслух, но томная молва расходилась все шире и шире и втихомолку Баташева стали называть не только «Масоном—безбожником» и «монетчиком», но и просто - «душегубом-разбойником». А случаи ограбления богатых обозов повторялись все чаще и чаще, так что губернские власти волей неволей должны были устроить «расследование», которое впрочем, конечно, ничего не раскрыло, только в конторских книгах этого времени особо часто стали попадаться записи: «Заседателю в губернию - 2 вороных жеребца, да птицы битой и окороков - воз, да талек тонких 36 штук, да девку Аксинью, что кружева плести мастерица», «в город (Касимов) - Подьячему - муки - 2 воза, да туш свиных - 3, да жене с дочерями на солопы бархату синего — 43 арш.»"

Прочитать очерки Чекиной целиком и узнать, что было дальше, можно вот здесь.

Но в нашей книжке помимо этих очерков есть еще одна статья, не менее прекрасная. О том, что Л.П. Чекина явно увлеклась легендами и сама в них поверила. Автор решил не называть своего имени, а подписался просто "Исследователь". И дату поставил: 16 октября 1927 года. Взгляд Исследователя кажется чуть более объективным, но в выражениях он тоже не стеснялся. В интернет статья не выложена, поэтому дальше цитирую с листа:

"Еще и теперь, когда Великий Октябрь разметал гнездо, пустил по ветру, далеко разогнал злых птенцов хищника, окрестное население не без ужаса говорит о Гусе."

Какой слог, а!
Кстати, о Троицкой церкви у Исследователя тоже кое-что есть:

"Церковь типично барская, дворянская, ничуть не похожа на старинные скромные церковки древней Руси, где забитая, темная сермяжная масса пред темными ликами старых икон изливала печаль и тоску безысходности."

Раз уж снова речь зашла о церкви, вернемся пока к фотографиям. Да, я ведь до сих пор не упомянула о том, что Троицкая церковь появилась уже после смерти А.Р. Баташева. Он умер 1799 году, а храм начали строить только в 1802-м, а закончили аж в 1868-м.


Photobucket


Так и не дождавшись окончания дождя, мы решили покататься по окрестностям.


Photobucket


В соседнем селе под названием Погост нашли вот такой интересный архитектурный ансамбль. Церковь, часовня, колокольня и еще одна церковь. Построены в разные годы XVIII-XIX века.


Photobucket


Погост намного древнее, чем Гусь-Железный. Уже в XVII веке он был относительно крупным селом и даже соперничал с Касимовым по торговым делам.


Photobucket

И о Погосте у нашего Исследователя тоже нашлось интересное:

"При впадении реки Гуся в Оку с незапамятных времен возникло поселение, существующее и поныне - село Погост. Самое название села указывает на его глубокую древность. Слово «погост» проиходит от слова «гостить, гость». Так назывались в древности купцы, приезжающие как бы в гости с товарами. Эти места торговли, - погосты, - располагались обыкновенно при слиянии рек, так как в старину реки являлись единственными путями сообщения в местах, сплошь покрытых дремучими лесами. Вполне понятно, что еще в языческие времена здесь сооружались капища, где «гости» (купцы) приносили богам благодарственные жертвы за полученные барыши. С принятием христианства на месте капищ строились церкви, около которых поближе к богу погребались покойники. Поэтому православные кладбища, впервые возникшие при погостах, так и назывались погостами.

Сохранились весьма интересные документы, свидетельствующие о былом величии нашего Погоста. В XVII веке Погост являлся опасным торговым конкурентом Касимова, а Касимов славился как торговый город. ...

... Кроме торговли рост Погоста в значительной мере обуславливался тем, что окрестное население, группировавшееся по нижнему течению реки Гуся, занималось судостроением. Здесь сооружались струги, корабли, барки, ходившие по всей Оке, и от имени реки Гусь получившие название гусян. ...

... Оживленный, деятельный район привлек влияние новоиспеченного вельможи Баташева. В XVIII веке на реке Гусь недалеко от Погоста свил свое гнездо этот жестокий хищник и по имени реки назвал Гусем."


Ну вот и все, мы вернулись к началу истории :)
Жаль, конечно, что не удалось погулять по Гусю-Железному (кстати, там сохранились даже остатки усадебного дома Баташева - вот здесь выложены их фотографии), но теперь уж в следующий раз.
Tags: поездки по России, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments