М. (ary) wrote,
М.
ary

Categories:

70 лет с начала строительства ГЗ МГУ

12 апреля 2019 года исполняется ровно 70 лет с момента торжественного заложения фундамента Главного здания МГУ. А у меня как раз по случаю есть большой текст о строительстве любимой высотки, собранный из разных источников для производства видеоролика к 65-летию открытия ГЗ, которое отмечалось в сентябре 2018.

Ролик получился вот такой:



В него, как водится, вошел примерно 1% собранной информации, но остальные 99% тоже ведь нужно куда-то девать. Пусть останутся тут.



13 января 1947 года по предложению Сталина принято постановление «О строительстве в Москве многоэтажных зданий», в котором описаны планы по возведению восьми высоток. Выбирая месторасположение высотных зданий, архитекторы должны были определить для каждого из них место, наиболее целесообразное с точки зрения рельефа и красоты силуэта города. Было принято решение разместить самое крупное здание на Воробьевых (Ленинских) горах, которое отметило бы главное направление развития города — от центра на юго-запад.

Цитата:
28 февраля 1947, газета «Советское искусство»: «По предложению товарища Сталина Совет Министров Союза ССР принял решение о строительстве в Москве многоэтажных зданий. Это решение знаменует новый исторический этап в многолетней работе по реконструкции Москвы. В Москве должны быть построены: один дом в 32 этажа, два дома в 26 этажей и несколько 16-ти этажных домов. Проектирование и строительство этих домов возложено на управление строительства Дворца Советов при Совете министров СССР и на ряд крупнейших министерств. Наиболее крупное здание в 32 этажа будет выстроено на Ленинских горах в центре излучины Москвы-Реки. В здании будут находиться гостиница и жилые квартиры».


Июнь 1947 – после встречи Сталина с ректором МГУ, академиком Александром Несмеяновым, принято решение о размещении в высотном здании Московского университета. Старые помещения МГУ были перегружены, многие из них пострадали во время войны и нуждались в ремонте. Сталин поддержал эту идею, приказав «обратить строительство одного из высотных зданий для нужд МГУ».


15 марта 1948 — принято постановление, предписывавшее построить новое здание университета на Ленинских горах в течение 1948–1952 годов. Согласно документу, в новом сооружении должны были быть организованы «23 общих лекционных аудиторий, 125 групповых аудиторий, 350 учебных лабораторий, 350 научных лабораторий, специализированных лабораторий общей площадью 11 тыс. кв. метров, жилые помещения для 5250 студентов и 750 аспирантов, чтобы каждый из них был обеспечен отдельной комнатой с удобствами, квартиры для профессорско-преподавательского состава»

Малоизвестный факт о том, почему комнаты в общежитиях ГЗ рассчитаны не на одного, а на два человека:
На специальном совещании по «университетскому вопросу» Сталин объявил свое решение: возвести для МГУ здание высотой не меньше 20 этажей на вершине Ленинских гор – чтоб издалека было видно. «…И чтобы предусмотрели каждому студенту отдельную комнату в общежитии! – добавил великий вождь и уточнил у Несмеянова: – Сколько предполагается у вас учащихся? Шесть тысяч? Значит, должно быть шесть тысяч комнат!» Тут в разговор вмешался Молотов: «Товарищ Сталин, студенты ведь народ компанейский. Скучно им будет жить поодиночке. Пусть хоть по двое селятся!» – «Хорошо, оставляем три тысячи комнат!».

Церемония заложения первого камня состоялась 12 апреля 1949 года. После четырех лет ударного строительства, в рекордные для XX века сроки, 1 сентября 1953 года, Главное здание МГУ им. М.В. Ломоносова было открыто.





Творческая группа архитекторов, инженеров, скульпторов

Борис Иофан — разработал общий архитектурный замысел проекта. Наиболее известным его архитектурным достижением является нереализованный проект Дворца Советов, над которым он работал почти 15 лет.
Его идея — здание должно быть максимально не похожим на американские небоскребы.

Цитата:
«В ряде случаев американские небоскребы являются лишь инженерными сооружениями с навешенными на них разнохарактерными украшениями. Советские архитекторы не пойдут по этому пути. У них есть чем руководствоваться в поисках характера архитектуры многоэтажных зданий. Направление их творческих исканий определено в известных правительственных решениях о Дворце Советов, содержащих глубокую и лаконичную формулировку требований, предъявляемых к архитектуре высотных сооружений». (Б. Иофан «Новый силуэт столицы», «Советское искусство» от 18 июля 1947 г.)

Незадолго до начала стройки Борис Иофан был смещен с должности главного архитектора, и на его место был назначен Лев Руднев. Причиной такой замены стало то, что Иофан, зная о не совсем удачном потенциальном расположении здания (он предполагал построить корпус прямо над обрывом Воробьевых гор), не хотел ничего менять в своем проекте и был готов рисковать.



Лев Руднев оказался более уступчивым и перенес место строительства на 800 метров вглубь, а на месте, выбранном Б. Иофаном, создал смотровую площадку.

Лев Руднев — руководитель архитектурного проекта ГЗ МГУ. Окончил Академию художеств, где темой его дипломной работы был проект «Университета крупного города». Уже в дипломе Руднева были заложены многие особенности, реализованные затем при работе над МГУ. До этого времени его наиболее крупным проектом было здание Военной академии имени Фрунзе (соавтор Владимир Мунц).

Группа архитекторов под руководством Льва Руднева: Сергей Чернышёв (главный архитектор Москвы в 1934–1941 гг., автор Генерального плана реконструкции Москвы 1935 г.), Александр Хряков, Павел Абросимов.

Николай Никитин — выдающийся советский конструктор и учёный, создатель Останкинской телебашни. Разработал несущую систему ГЗ МГУ — фундаменты и каркас. Предложенные им принципиально новые технические решения, например, коробчатый фундамент, гибкие колонны в первом наземном этаже здания, металлические колонны крестообразного сечения, позволили построить в сложных грунтовых условиях высотное здание переменной высоты без температурных и осадочных швов.

Всеволод Насонов — главный инженер новых зданий МГУ. С 1933 по 1947 год за исключением военных лет, руководил проектированием металлических конструкций Дворца Советов.

Звезду и колосья, созданные из желтого стекла и алюминия, выполнили в мастерской Веры Мухиной, как и остальное скульптурное оформление. Художница предлагала установить перед главным зданием и свою скульптуру «Рабочий и колхозница», обращалась с этой просьбой к Берии, но получила отказ.

Сергей Орлов — автор памятника Юрию Долгорукому перед московской мэрией, создал бронзовые фигуры физкультурников на портике главного входа ГЗ МГУ и композиции «Молодежь в науке» и «Молодежь в труде», расположенные перед главным зданием со стороны Ломоносовского проспекта.

Главный памятник комплекса — Михаилу Ломоносову — выполнил скульптор Николай Томский совместно с архитектором Львом Рудневым.
Кстати, по одной из версий проекта, памятник Ломоносову должен быть стоять на вершине здания. Но от этой идеи отказались — посчитали, что шпиль со звездой логически свяжет здание университета с другими сталинскими высотками.



Строительные инновации

Форма здания
Проект здания представляет собой центральную высокую башню, по бокам которой находится четыре корпуса пониже, увенчанные башенками. Таким образом, давление небоскреба приходится не на нижние этажи, а распределено по всей его высоте, что сделало здание более надежным и значительно сократило стоимость строительства.
Помимо повышения надежности такая инженерная находка помогла решить еще одну задачу - издалека наблюдателю кажется, что дом имеет большие размеры, чем на самом деле. "Оптический обман" достигается за счет того, что основные объемы сосредоточены не в центральном стволе, а распределены по осям. За счет большого количества перпендикулярных плоскостей здание выглядит более широким и монументальным. Дом, как торт, растет вверх, расширяясь ступенями книзу.

Коробчатый фундамент
Геологи определили, что скала залегает здесь на глубине 120 метров. Инженер Н. Никитин с коллегами спроектировал оригинальную конструкцию фундамента, представляющую собой толстую железобетонную коробку, заполненную арматурой и расположенную под землей на глубине 14 метров. Коробчатая плита позволила впервые в мировой практике установить высотки на упругое основание из глин и суглинков. Железобетонные плиты, повторяющие очертания будущего здания, устроены в основании всех семи московских высоток. При высоте от 6 до 10 м такая плита имеет коробчатую структуру, которая позволяет экономить материалы практически без потерь прочности. Впоследствии пустоты нашли свое применение как складские помещения. Сложная система подземных помещений с очень высокими потолками, должно быть, и вызвала к жизни легенду про многоэтажные подвалы ГЗ.



Цитата из книги «Записки строителя» (А.Н. Комаровский, 1972 г.)
«При выполнении земляных работ наиболее серьезную задачу представляла выемка котлована под главный корпус. Средняя глубина его составляла 14,5 м. Интересно отметить, что эта глубина определялась не только условиями основания коробчатого железобетонного фундамента на прочных грунтах, способного выдержать большое давление без существенных осадок (в данном случае весьма плотные и сухие глины и суглинки). Эту глубину также диктовало стремление расположить здание на слоях грунта, которые были бы обжаты бытовым давлением вышележащего грунта, равным примерно давлению, которое возникнет после строительства здания. Решение оказалось верным. Осадка центральной и наиболее нагруженной части главного корпуса к концу строительства составила от 43 до 72 мм, и с 1955 г. в целом осадка коробчатого фундамента почти полностью прекратилась».

Каркасный способ строительства
Московские высотки, практически впервые в СССР, строились каркасным способом. Идея каркасного строительства состояла в том, что надземная часть здания монтировалась из стального каркаса, элементы которого сваривались или реже скреплялись болтами. Отдельные элементы каркаса армировались бетоном. Делалось это не только из необходимости усиления жесткости, но и из соображений защиты каркаса. Во время возведения Главного здания МГУ даже имел место конфликт пожарного надзора со строителями, которые категорически отказались взять в бетонные футляры все металлические элементы.
Каркасная система позволила свести роль наружных стен к лишь оболочке, изолирующей внутреннее пространство здания от внешних температурных колебаний. Все нагрузки здания теперь передавались на каркас, представляющий собой систему балок и колонн, которые воспринимали вес здания и передавали его на фундамент.
Сварная конструкция, впервые примененная в Советском Союзе для высотного строительства, имела ряд преимуществ перед существовавшей в мировой практике конструкцией с монтажными соединениями на заклепках – снижение веса, трудоемкости изготовления элементов и трудоемкости монтажа.



Колонны крестового сечения
Для каркаса МГУ на Ленинских горах были впервые применены колонны крестового сечения, изготовленные путем соединения автоматической сваркой толстых листов стали толщиной до 50 мм.
Предусматривались наиболее простые монтажные сопряжения колонн и ригелей каркасов, причем колонны доставлялись на строительную площадку с уже приваренными к ним элементами сопряжения для крепления ригелей и балок при монтаже. Торцы элементов колонн фрезеровались на заводе, при стыковании таких колонн не требовалось временное крепление в виде расчалок, стыковка производилась при помощи болтов, которые вставлялись в специальные приваренные у торцов «ребра».

Облегчение веса здания
Помимо кирпича и гипсовых блоков при устройстве перегородок применялись и пустотелые керамические блоки, призванные облегчить вес здания. Значительную часть здания занимали пустоты и технические ходы, что очень сильно облегчало вес конструкции, по сравнению с традиционно возводимыми строениями. Именно это и позволило, в конечном счете, возвести такие огромные сооружения на подвижных грунтах берегов Москва-реки.
Также для перераспределения веса от центральной части здания высота потолков в центре сделана выше, чем в боковых частях (т.е. в центре меньше этажей, но они выше). Поэтому попасть в общежития можно только с первого или с тринадцатого этажей центральной части высотки.

Самоподъёмные башенные краны
На московских высотных стройках были впервые применены специально разработанные универсальные башенные краны, объединявшие в себе весь комплекс механизации монтажа. Самоподъемные башенные краны УБК-3-49 и УБК-5-49 сконструировали советские инженеры П. П. Велихов, Л. Н. Щипакин, И. Б. Гитман и А. Д. Соколова, удостоенные за эту работу Сталинской премии. Основная особенность такого крана заключалась не только в способности переносить груз, но и в том, что он мог поднимать самого себя с этажа на этаж по мере роста возводимого здания. Делалось это при помощи передвижной решетчатой обоймы, прикрепляемой к прогонам междуэтажного перекрытия. После того как кран заканчивал монтаж очередного яруса каркаса, обойма, скользя по стволу башни, поднималась на высоту двух этажей и жестко закреплялась на ригелях верхнего этажа посредством откидных или выдвижных аутригеров. Для подъема крана служил полиспаст, запасованный между низом ствола крана и подъемной обоймой. Он приводился в действие электрической лебедкой крана, установленной на нижних опорных балках ствола. После перепасовки троса башня крана поднималась вверх к жестко закрепленной обойме.



Облицовка керамическими плитами
Московские высотные дома строились в тот период, когда впервые начали применять для облицовки крупных общественных и жилых зданий керамические плиты на базе белых глин. Из-за недостатка опыта и, скажем прямо, пренебрежения физическими свойствами материалов был допущен серьезный просчет. Дело в том, что обыкновенный строительный кирпич и заполненные раствором швы кладки при сжатии под действием собственного веса и полезных нагрузок дают усадку значительно большую, чем практически не деформируемая керамическая плита. Это обстоятельство наряду с разностью температурных деформаций материалов вызвало многочисленные случаи выпучивания и выпадания керамических плит облицовки вне зависимости от надежности ее сцепления с кирпичом стены. В дальнейшем от этого способа облицовки зданий повсеместно отказались и стали включать облицовку в состав основной кладки стен.
В случае с высотными зданиями облицовка была устойчива, так как кладка стен поэтажно опиралась на горизонтальные стальные ригели каркаса, разница в усадке кладки и облицовки в пределах одного этажа была ничтожно мала и в основном погашалась неупругими деформациями раствора, соединяющего кладку с облицовкой. Это обстоятельство, а также соединение плит облицовки с кладкой пиронами из нержавеющей стали, можно сказать, спасло керамическую облицовку высотных зданий от общей судьбы подобных облицовок. Не трудно представить, что при высоте, например, здания МГУ разрушение облицовки носило бы катастрофический характер.
Второй интересной особенностью облицовки зданий МГУ являлось применение для отдельных элементов (в основном выступающих пилястр и фасонных вставок) облицовочных панелей площадью от 8 до 15 кв. м и весом от 1 до 3 т, изготовляемых на тонкой железобетонной основе па заводе строительства. Пожалуй, это было первое в практике нашего строительства применение стеновых панелей, нашедших в дальнейшем уже в качестве основного элемента стены столь широкое применение. Всего при строительстве МГУ керамикой было облицовано 280 тыс. кв. м, в том числе крупными панелями — 25,2 тыс. кв. м.



Применение белого литого камня
Отлично зарекомендовали себя на строительстве МГУ детали скульптур, изготовленные из белого литого камня. Внешне они ничем не отличались от высококачественного известняка. Изготовлялись эти детали в мастерских строительства и служили как для сооружения монументальных скульптур, так и для облицовки главного корпуса в качестве переходных элементов от гранитного цоколя к керамической облицовке.
Литой камень получался путем сплавления в специальных плавильных печах при температуре 1350–1550° шихты из кварцевого песка, доломита и мела. Сплав, залитый в пропаленные земляные формы, кристаллизовался при температуре 920° и затем постепенно остывал. Полученный таким путем минерал дионсид имел предел прочности 4000—5000 кг/см2, объемный вес 2,9 т/м3, водопоглощаемость от 0,3 до 1 %. Все эти показатели обеспечивали долговечную сохранность материала в атмосферных условиях.

Центральное отопление
Московские высотки стали новым словом не только в технологии строительства, но и в системах ЖКХ. Это одни из первых зданий в Москве с центральным отоплением. А чтобы поднимать холодную и горячую воду на высоту, в них — впервые в СССР — были устроены технические этажи. Например, в ГЗ МГУ вода поднимается из подвала на 11-й этаж, где стоят распределительные баки, обслуживающие нижние этажи. Отсюда насосы гонят воду до следующего технического этажа, 23-го.

Система кондиционирования и пылеудаления
Одна из изюминок высоток — централизованная система пылеудаления. Мощные насосы на технических этажах втягивают воздух через систему трубопроводов в стенах здания. Достаточно подсоединить к выходу в стене шланг и открыть клапан, и этот «общий пылесос» начнет собирать пыль. К сожалению, сейчас эта система не работает.
ГЗ МГУ оказалось настолько велико, что для него пришлось построить отдельную станцию подготовки воздуха. Здесь воздух очищался, увлажнялся, при необходимости подогревался — и поступал в здание. Чтобы не портить ансамбля, этот «завод воздуха» возвели под землей, под сквером, где установлен памятник Ломоносову. Фонтаны возле ГЗ играют двойную роль, служа и в качестве вентиляционных киосков. Правда, сейчас станция подготовки воздуха не работает и воздухозаборники закрыты.

Рекорды и другие интересные факты

Высота
Университет почти 40 лет считался самым высоким зданием в Европе — лишь в 1990 году его обогнала Ярмарочная башня во Франкфурте-на-Майне. В России главное здание МГУ удерживало свои лидирующие позиции на 13 лет дольше: только в 2003 году в Москве появилось здание выше — жилой комплекс «Триумф Палас». Высота главного здания МГУ с учетом его шпиля составляет 240 метров.

Самые большие часы
На главном здании МГУ находятся самые большие часы в Москве: диаметр их циферблата составляет 9 метров.

Шпиль
Легким, ажурным кажется с земли золотой шпиль МГУ. На самом же деле вес его 12 тонн. Трудной и небезопасной операцией был монтаж шпиля на высоте более 200 метров. Строителям пришла в голову оригинальная идея: собрать каркас шпиля внутри здания, чтобы потом лебедками поднять его на нужную высоту. Правда, пришлось предварительно отрезать по швам два верхних луча звезды. Высоко в небе электросварщики сварили золотую звезду, украшающую шпиль здания; облицованы звезда и шпиль желтым стеклом с алюминиевой амальгамой.





Затраты на строительство
На строительство здания было выделено столько же средств, сколько и на восстановление всего послевоенного Сталинграда.

Город в городе
Согласно придуманной архитектором концепции, университетский комплекс включал в себя всю необходимую учащимся инфраструктуру (библиотеки, почту, магазин, столовую, бассейн, телеграф и другое). Таким образом, переступивший 1 сентября порог МГУ студент мог ни разу не покидать здание до конца учебного года.

Молодежь на строительстве МГУ
В возведении московских высотных зданий активное и деятельное участие принимала молодежь. Тысячи комсомольцев из разных уголков страны, откликнувшись на призыв, отправились по комсомольским путевкам покорять небо столицы. Высотные стройки нуждались в большом количестве рабочих самых различных специальностей – машинистах башенных кранов, арматурщиках, бетонщиках, каменщиках, облицовщиках и т.д. Из положения выходили, зачисляя на строительство молодых людей, недавно окончивших школы фабрично-заводского обучения (ФЗО). Вначале каждый из них выполнял не только основные, но и вспомогательные операции. Уже непосредственно на рабочем месте молодые рабочие повышали свою квалификацию и приобретали необходимые специальности. Многие из молодых строителей МГУ после окончания стройки поступили учиться в построенный своими руками университет.







Заключенные на строительстве МГУ
В репортажах с ударной стройки на Ленинских горах сообщалось, что высотку возводят 3000 комсомольцев-стахановцев. Однако в действительности работа здесь была у гораздо больше людей. Специально «под университет» в конце 1948 года в МВД был подготовлен приказ об условно-досрочном освобождении из лагерей нескольких тысяч заключенных, имевших строительные специальности. Этим счастливчикам предстояло провести остаток срока на сооружении МГУ. В системе ГУЛАГа существовало «Строительство-560», преобразованное в 1952-м в Управление ИТЛ Особого района (так называемый «Стройлаг»), контингент которого занимался сооружением университетской высотки. Численность заключенных в «Стройлаге» достигала 14290 человек. Практически все они сидели по «бытовым» статьям, «политических» везти в Москву побоялись.
Когда возведение высотного здания подходило к концу, было решено «максимально приблизить места проживания и работы заключенных». Новый лагерный пункт был оборудован прямо на 24-м и 25-м этажах строящейся башни. Такое решение позволяло сэкономить и на охране: нет необходимости ни в сторожевых вышках, ни в колючей проволке – все равно некуда деваться!



Планировка здания не менялась с открытия
В главном секторе «А» размещены геологический, механико-математический и географический факультеты, ректорат, администрация, научная библиотека, Музей землеведения, актовый зал на 1500 человек и Дворец культуры МГУ с большим залом (на 640 мест).
В боковых секторах - квартиры профессорско-преподавательского состава, общежития для студентов и аспирантов. В здании есть кинотеатр, почтовое отделение, телеграф, столовые, магазины, парикмахерская, предприятия бытового обслуживания, поликлиника и спортивный центр с 25-метровым бассейном.
Жилые комнаты студентов и аспирантов занимают этажи со 2-го по 18-й секторов «Б» и «В», общее количество проживающих - до 2000 человек. На каждом этаже размещены кухонные помещения с газовыми плитами.

Экономический эффект
Строительство высотных зданий оказалось экономически прогрессивным фактором – его влияние вышло далеко за пределы рамок строительства самих высотных зданий. Это был огромный шаг вперед на пути индустриализации отечественной строительной отрасли. Московские высотные дома стали экспериментальной базой для множества технологий, примененных в СССР впервые и составляющих основу современной проектной и строительной практики. Высотные здания явились очень требовательными «заказчиками» для строительной промышленности. Громадный объем сооружений позволил осуществить применение новых и дорогостоящих технических усовершенствований, стоимость которых была переложена на единицу полезной площади здания без значительного удорожания последней. Это облегчило возможности освоения новой техники.

Источники:
http://letopis.msu.ru/content/mgu-na-leninskih-gorah (подробно и много картинок)
http://retrofonoteka.ru/skyscrapers/moscow_skyscrapers_2.htm
http://www.sovarch.ru/57/
https://masterok.livejournal.com/658447.html
https://www.culture.ru/materials/179111/10-interesnykh-faktov-o-glavnom-zdanii-mgu
https://www.popmech.ru/technologies/348272-legendy-inzhenerii-kak-stroilis-moskovskie-vysotki/#part1
https://stroi.mos.ru/unikalnaya-arhitektura/moskva/vysotka-mgu-na-vorobevyh-gorah-byla-postroena-v-rekordnye-dlya-teh-vremen-sroki-za-pyat-let
https://www.msu.ru/info/gz-history.html
https://bigpicture.ru/?p=371003
http://retrofonoteka.ru/skyscrapers/moscow_skyscrapers_2.htm
https://www.perunica.ru/sssr/8564-kak-stroili-mgu.html
Tags: инфографика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Инфографика к юбилею Победы

    Друзья с Праздником! Хочу с вами поделиться плодами своего труда последних четырёх месяцев. Это серия видеоинфографики о Великой Отечественной войне…

  • Путешествия-2019

    Сейчас, сидя дома, начинаю понимать, что в прошлом году мне удалось попутешествовать впрок :) У меня состоялось пять больших поездок, и все с…

  • Познавательные книжки для дошкольного возраста

    Решила собрать вместе самые классные познавательные книжки, которые нам понравились и пригодились в Сашины 5–6 лет. Вообще, этот возраст мне кажется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments